Парижские вышивальщицы: дизайнеры — одинокие цветы, и наша задача дать им воду и солнце

Небольшая предыстория. Это интервью было опубликовано в моем блоге в декабре 2013 года и очень сильно повлияло на дальнейшее развитие блога и того, что я делаю. Я решила перенести его на сайт, чтобы сохранить. А далее воспроизвожу его без изменений.

Некоторые идеи я вынашиваю годами. Какие-то рождаются и реализовываются за пять минут, какие-то умирают. Как вы знаете, я — ярый сторонник персонализации порой безликого вышивального мира. Я знаю, что за каждой работа стоит художник, дизайнер, вышивальщица, и как минимум, упаковщица. Мне очень жаль, что большинство дизайнеров даже не имеют возможности увидеть своё имя на обложке набора. Не говоря уже, что для большинства рукодельниц, новинки — это не работы разных людей-дизайнеров, а просто новинки вышивальных фирм. Именно в связи с этим родилась идея сделать цикл интервью с различными дизайнерами, с известными и не очень, с людьми, которые и делают нашу сферу. Очень надеюсь, что смогу писать по одному интервью в месяц.

logo

Честно скажу, что начать хотелось с русских дизайнеров, но судьба распорядилась иначе. Спонтанно родилась идея сделать беседу с Les Brodeuses Parisiennes или Парижскими вышивальщицами. Были свои сложности, ведь брать первое подобное интервью, да еще на английском, да еще успеть записать и придумать вопросы — не так просто, но я очень благодарна Софи Бестер и Жюдит Дессон, что после выставки они нашли в себе силы и желание ответить на все вопросы и рассказать историю своей фирмы.

Ворчание Бобра: Софи и Жюдит, расскажите, пожалуйста, с чего началась фирма Парижские вышивальщицы.

Парижские вышивальщицы: Началось всё пятнадцать лет назад. Софи была главным редактором вышивального журнала «De fil en aiguille». Спустя какое-то время, я пришла устраиваться на работу и стала её заместителем. С тех пор, мы  уже десять лет работаем вместе.

post-4215-0-70844300-1384549752

Софи Бестер и Жюдит Дессон

ВБ: Достаточно долго…

ПВ: Да, журнал дал нам огромный опыт. У нас выходило 6 регулярных номеров в год. Плюс 6 спец номеров, которые делились по разным направлениям и темам. Постепенно, нам пришла  в голову идея сделать вышивку прикладной. До нас во Франции этого никто не делал. Так образовался магазин при журнале. Мы печатали схемы, а все желающие могли в магазинчике купить прикладные вещи и расшить их.

ВБ: Очень интересно. Наверное, именно тогда сложился костяк дизайнеров, с которыми вы работали.

ПВ: Абсолютно верно. К нас в журнал приходили многие авторы. С тех пор мы сотрудничаем с Вероник Анжинжер (VeroniqueEnginger), Мари-Анн Реторе (Marie-Anne Rethoret), Перретт Самойлофф (Perrette Samouiloff), Элен Ле Бер (Helene Le Berre), Мари-Терез Сэн Обен (Mari-Therese Saint Aubin), Пассион Боннер (Passion Bonheur) и многими другими. Именно в период работы в журнале появилась знаменитая серия Ботаника.

ВБ: Из-за чего закрылся журнал?

ПВ: Причин было две. Первая и самая главная — пиратство. Только представьте, мы разрабатывали большие проекты, которые занимали по 4-6 страниц в виде схемы, отшивали их, фотографировали. Издавать такой журнал обходилось дорого, а прибыль стала минимальной, так как именно в это время начал набирать обороты Интернет. И достаточно было продать 1-2 номера, как он сотни раз копировался в сети. И у нас просто не покупали остальные номера. И тут же всплыла вторая причина — усталость издателя. Журнал закрылся, просуществовав на рынке долгие годы.

ВБ: Очень жаль, прекрасный был журнал. Представляю ваше состояние, когда то, во что вы вкладываете столько лет своей жизни, перестаёт существовать.

ПВ: Не то слово. Мы обе остались без работы. И наш журнал прекратил существовать. Мы вдвоём решили искать свою нишу. Именно тогда нас поддержало большое количество издательств. Нам предложили начать заново и попробовать открыть новый журнал. Но мы вспомнили старинную поговорку: Не храни все яйца в одной корзине. В связи с этим, мы решили развивать свою деятельность в двух направлениях: создать свою фирму-бренд и начать выпускать новый журнал. Во втором деле нам помогло издательство Cesar Edition. В сотрудничестве с ним появился журнал «Creation Point de Croix». Мы его уже не выпускали, но сотрудничали с ним.

Свои же силы мы направили на создание собственного бренда, который был  бы узнаваем и известен. Сначала, честно говоря, нам было страшно. У нас за спиной был опыт выпуска журнала, но не создания вышивальной фирмы. Мы начали с небольшого офиса, размером 2х2 метра. Там помещались пара столов и больше ничего. Работали как фрилансеры. На первоначальной стадии мы работали всего 3 дня в неделю. Именно тогда мы и подняли наши связи с дизайнерами. И с нами стали сотрудничать все те художники, с которыми мы начинали в журнале.

Les-Brodeuses-Parisiennes-la-boutique

Магазин Парижских вышивальщиц в 11 округе Парижа

ВБ: А в чем сложность работы с вышивальными дизайнерами?

ПВ: Чаще всего дизайнеры не представляют, какой именно дизайн надо сделать. Они могут сделать всё или почти всё. Именно поэтому наша задача придумать идею и рассказать её дизайнеру, воодушевить его, вместе с ним выбрать цветовую гамму, предусмотреть все нюансы и детали. Одним словом — поставить дизайнеру цель. К примеру, на первых дизайнах Ботанической серии стоит  имя Софи, как соавтора дизайна.

ВБ:  Как интересно! А с чего началась полюбившаяся многим ботаническая серия? И как так получилось, что на первых дизайнах стоит два имени: Вероник Анжинжер и Софи Бестер.

ПВ: Все началось с того, что Софи купила на рынке старинные гравюры, на которых изображались ботанические этюды. На них были не только изображения различных цветов и растений, но и названия на латыни. Показав картины Вероник, мы начали работать над ними. Именно Софи выбрала и цветовую гамму, и то, как будет расположен дизайн и оставила надписи на латыни.

ВБ: Получается, что вы  разрабатываете концепцию будущей вышивки.

ПВ: Да. Мы выбираем цветовую гамму, сюжет, а кроме того, какой вышивка будет представлена в итоге: как картина или как нечто прикладное. Со многими авторами мы работаем около 15 лет, поэтому понимаем друг друга с полуслова. Некоторые из авторов создают свои дизайны по оригинальной картине, кто-то рисует с нуля руками, кто-то создаёт дизайны на компьютере. К каждому дизайнеру нужен свой подход и знание, как он работает. Однажды мы предложили Мари-Терез (МТСА) сделать вышивку кота. Она ответила, что не сможет. Для нее это очень тяжело. Мы убедили её попробовать. Как итог — она выпустила книгу о котах. Наша работа заключается в том, чтобы почувствовать человека и дизайнера. Мы работали с огромным количеством молодых авторов. И всегда чувствовали потенциал и что будет интересно. Яркий пример — Пассион Боннер. Когда она пришла к нам, она была не уверена в своих силах. Она говорила, что её дизайны никому не интересны. Мы убедили её в обратном. На данный момент, она — известный французский дизайнер. Дизайнеры — одинокие цветы, и наша задача дать им воду и солнце.

ВБ: Вы сказали, что продумываете и прикладное применение дизайна.

ПВ: Да, мы посещаем специализированную выставку тканей, на которой часто рождаются идеи. Вначале мы покупаем ткань, под неё придумываем дизайн изделия. После чего происходит первичный пошив изделия, и если всё хорошо, то мы придумываем, какой будет дизайн и отдаём его в работу. Если изделие не удалось, то мы переделываем его и только тогда разрабатываем. У нас есть правило: сначала разрабатывается дизайн изделия и только после этого мы начинаем создавать схему для вышивки.

ВБ: Получается, что вы работаете на два направления: свой бренд с большим количеством прикладных дизайнов и журнал.

ПВ: Журнал не наше детище, мы только печатаем в нем некоторые схемы. Основная наша деятельность — бренд Парижские вышивальщицы.

60750099

Символ фирмы на двери фирменного магазина

ВБ: Расскажите, пожалуйста, о компании Парижские вышивальщицы.

ПВ: Нас уволили в октябре 2009 года. Уже в январе 2010 мы открыли наш небольшой офис,  решив начать с интернет-магазина, так как на обычный бутик у нас не было денег. Изначально наша фирма была полностью французской: ткани, произведенные во Франции, французские дизайнеры, компания, основанная во Франции, команда, состоящая из французов и базирующаяся во Франции. Мы с гордостью можем сказать, что начинали, как полностью французская компания и до сих пор таковой являемся.

Когда появились первые дизайны и мы были готовы для выхода на рынок, мы озаботились хостингом и решили начать с небольшого сайта. Тут оказалось, что наши читатели и вышивальщицы Франции очень нас ждали и были опечалены закрытием журнала. Когда они узнали, что мы возобновляем деятельность, то к нам стали приходить письма поддержки. Большое количество людей готовы были дать нам денег на развитие нашей фирмы. В апреле мы открыли сайт. Открытие произошло в 14.00, а за день и ночь нас посетило более тысячи пользователей. Нам звонил провайдер и в ужасе спрашивал: кто все эти люди. А это были наши покупатели, которые дождались нашего возвращения на рынок. Мы были в восторге! Это было прекрасное начало! Ведь для нас потерять всё и начать с начала был огромный стресс.  Именно в этот момент мы поняли, что мы на правильном пути. С открытия интернет-магазины мы стали расти и развиваться, шаг за шагом.

document (2)

24 сентября — открытие магазина. На снимке Софи Бестер, мэр 11 округа и Жюдит Дессон

ВБ:  Насколько я знаю, у вас не только интернет-сайт, но и прекрасный магазин в одиннадцатом округе Парижа.

ПВ: Да, достигнув определенного этапа, нам потребовался уже не просто интернет-магазин, а место, куда вышивальщицы смогли бы приезжать. К тому же, на 4 квадратных метрах нам стало тяжело. Мы стали искать альтернативу, но так как в одиннадцатом округе огромное количество китайцев, и следовательно, китайских магазинов, то типично французские магазины с большими витринами, булочные, цветочные лавки просто прекратили своё существование. Именно поэтому мы обратились к префекту нашего округа. Мы пришли, как два цветочка, и рассказали — кто мы и с какой проблемой столкнулись. Честно говоря, мы были готовы к тому, что он нам откажет, но вместо этого мы и наша фирма ему понравились и он нам помог. В Париже на свободные площади проводится тендер и мэрия нас в нем поддержала. Дело в том, что государство вкладывает деньги в мелкий и частный бизнес, а со временем компания отдаёт эти вложения. Это делается для того, чтобы поддержать молодые фирмы. Именно так нам достался магазин, старый французский магазин с большими окнами. Мы располагаемся там до сих пор.

ВБ: Насколько я понимаю, вы — небольшая вышивальная компания.

ПВ: Мы всегда стремились к тому, чтобы быть небольшой фирмой. На данный момент достигли оптимального размера. Мы не стремимся стать огромной фирмой с кучей бумажек и персонала и любим то, чем занимаемся. Притом, стараемся понять весь процесс от идеи до выпуска набора.

ВБ: Софи, насколько я знаю, вы не только руководитель фирмы, но и писательница.

ПВ: Для меня создание книг — как воздух! На данный момент у меня вышло 4 книги: одна в соавторстве с Вероник Анжинжер, другая о декорировании фетром и 2 книги по украшению стола и украшению. Моя любимая книга — Mon journal au point de croix. Это сказка с элементами биографии. Мы с Вероник часто говорили о нашем детстве. Когда Вероник принесла первые наброски, я была в шоке. Ведь эта девочка с пучком — была вылитая я. Я не показывала Анжинжер свои детские фотографии, но по моим воспоминаниям она создала эту прекрасную книгу, а я написала к ней текст. В результате у нас получилась прекрасная книга с трогательной историей.

ВБ: Жюдит, насколько я помню, вы — тоже дизайнер и создаете для Парижских вышивальщиц схемы.

ПВ: Абсолютно верно. Я закончила французскую школу искусства. Несколько лет работала в газете, а так же сотрудничала с фирмой ДМС,  с журналами, по типу «Сделай сам». Я писала для них образовательные статьи в различных техниках. Кроме того, я автор книги про вязанных медведей и книги о детской одежды.

ВБ: Если не сложно, расскажите о Вероник Анжинжер, одном из любимейших французских дизайнеров в России. Поразительно, но за все годы существования Интернета я ни разу не видела её фотографию.

ПВ: И не удивительно 🙂 Вероник, как пушинка. Если на неё подуть, то её сдует. Она очень скромный и застенчивый человек, который старается не привлекать к себе внимание Начала сотрудничать с фирмой ДМС, но они даже не писали её имя на наборах! Знаете, Вероник очень интересуется Россией. У неё мама — русская, кроме того, её дочь учит русский язык. Вероник ощущает, в связи с этим, свою связь с Россией.

document (1)

В магазине рады всем

ВБ: Скажите, я заметила, что очень часто, в ваших дизайнах встречаются отсылки к моде 50-60-х годов. С чем это связано?

ПВ: Мы фанаты это периода. Только-только закончилась война, мы — среди победителей. Именно в эти годы начинаются «тридцать славных лет». Шарль Де Голль у власти. Во Франции это время вспоминают с ностальгией. Все лучшее, что у нас есть сейчас в культуре, было создано в те годы. Сериал «Mad Men» наш любимый. Он как раз отображает моду и стиль того времени. Ведь именно в эти годы у француженок появилась бытовая техника, которая помогла им тратить меньше времени на кухне. Кроме того, это было время счастья, что война закончилась. Люди в те времена были счастливы малым. Одежда стала  более яркой. Именно тогда начинается эра Pret-a-porte с Ив Сен-Лорана. Женщины в то время были элегантными, изящными и женственными.

Нам нравятся дизайны того времени. Мы собираем документы и свидетельства той эпохи. Кроме того, по картинам и дизайнам того времени мы создаем наши дизайны. Нам хочется хоть ненадолго вернуться туда. Недаром, именно тогда родилась фраза, которую часто используют в наши дни: Yes We Can (Да, мы можем). У нас ведь 20 лет разницы в возрасте, и мы часто шутим, что я (Софи), могла бы быть мамой Жюдит. Именно я (Софи) заинтересовала Жюдит этим временем. Ведь я его прекрасно помню. И эта ностальгия нашла отражение и в книги с Вероник.

ВБ: Скажите, а в чем ваш секрет?

ПВ: Наш? В том, чтобы быть на шаг впереди остальных. Мы были первыми, кто принес винтаж в вышивку во Франции. Теперь, когда говорят «винтаж в вышивке», многие вышивальщицы сразу же отвечают: Парижские вышивальщицы. Ибо наше имя неотрывно ассоциируется с винтажным стилем. Для того, чтобы быть в курсе всего, мы посещаем большое количество выставок и салонов, по различным направлениям. Это позволяет нам увидеть новые тенденции и куда повернёт мода в этот раз. Именно мы были первыми, кто в Париже стал применять в своих дизайнах ткань в горошек и в клеточку. Для нас очень важно оставаться в струе спроса.

ВБ: Скажите, а почему вы приехали на русскую выставку? Ведь вы первые иностранные дизайнеры, которые приехали в Россию за свой счет.

ПВ: Честно говоря, для нас это первая зарубежная выставка. Мы регулярно принимаем участие во французских выставках. Один раз принимали участие в Бельгийской выставке (но это всего 4 часа от Парижа). В последнее время у нас появилось большое количество клиентов из России. Притом русские вышивальщицы стали делать большое количество заказов. Нам стала интересна Россия и когда мы попытались узнать о русском рынке больше, то первое, с чем мы столкнулись — наши схемы, лежащие в огромных количестве в открытом доступе. Огромный уровень пиратства. Мы очень страдаем от пиратства и активно с ним боремся Мы подумали, что, наверное, русские вышивальщицы скачивают наши схемы, потому что не могут купить наш набор и не знают нашу фирму. Мы решили приехать, познакомиться с нашими потребителями и покупателями и дать возможность всем желающим купить наши схемы. Понимаете, для нас вопрос пиратского использования схем — один из самых больных и острых на данный момент. Ведь у нас огромная и трудоёмкая цепочка: придумать дизайн целиком — решить, как и где мы его будем использовать — разработать схему — отредактировать схему — отшить — снова отредактировать — сделать набор — отснять — выставить набор на продажу. Это очень затратно, и по деньгам, и по времени. Понимаете, дизайнеры во Франции получают не очень большие деньги. Это не прибыльная профессия. Журналы платят совсем мало даже таким именитым дизайнерам, как Вероник Анжинжер и Мари-Терез Сэн Обен. Что уж говорить об остальных.

ВБ: Почему же ваше знакомство с русским рынком состоялось с такой малоизвестной выставки Creativa?

ПВ: Когда мы приняли решение поехать в Россию, то зашли в Google Франция и набрали в запросе «вышивальные выставки России». И поисковик не выдал нам ничего. У вас очень закрытый рынок. Представляете, ни одного упоминания Формулы Рукоделия или Атмосферы Творчества. Ни одной ссылки. Когда к нам обратились представители русской выставки Креатива и предложили бесплатный стенд, мы купились на название. В Европе — это достаточно серьезная и известная выставка, которая проходит в Германии, во Франции, в Испании и многих странах Европы. Приехав на выставку, мы были разочарованы. Мало того, что нам всё-равно пришлось платить за участие, так еще и такое малое количество участников — просто неприемлемо для мероприятия, которое хочет называться выставкой. Мы очень благодарны девушкам, которые распространили информацию о нашем приезде по Интернету.

ВБ: Каковы результаты вашей поездки в Россию?

ПВ: У нас была замечательная поездка! Для нас — это авантюра, но с замечательным финалом. Тут не важны деньги. Мы получили бесценный опыт, много узнали о русском рынке, завязали контакты и просто познакомились с огромным количеством людей. К нам на стенд пришли наши покупательницы. Именно такие встречи дают нам силы и энергию творить дальше. Мы были счастливы увидеть большое количество людей, которые пришли на выставку только ради нас.

61763069

ВБ: Могут ли российские вышивальщицы ожидать вас снова?

ПВ: Однозначно, да! Нам поступило много предложений. Мы будем выбирать, на какую выставку нам приехать, тем более, что у вас такой большой выбор: Атмосфера Творчества, Формула Рукоделия и Magic Stitch. Знаете, когда мы только-только приехали, в первый  же вечер, на Тверской, было -20, снег и ветер, и в тот момент мы поняли, что если переживём это, то нас ничего уже не испугает. Как видите, мы живы (веселый смех). К тому же, у нас есть традиция. На каждый салон мы привозим эксклюзивный дизайн. Он продаётся только на выставке, и вначале недоступен в нашем магазине. На следующий московский салон мы, обязательно, привезем новый дизайн, который в первое время будет доступен только нашим покупательницам в России.

ВБ: Софи и Жюдит, расскажите о планах вашей фирмы.

ПВ: Они у нас огромные. Через неделю выходит новый номер Creation Point de Croix. Помимо новых дизайнов, в нем выйдет большая статья об Аннаик из Nimuё и авторе Суазик Ванэ-Гатино. Кроме того, в ближайшее время мы продолжим серию Ботаники. В ней выйдет новая под серия, наравне с классической Ботаникой, фруктами и розами.

ВБ: Стоит ли нам ждать продолжения серии с розами?

ПВ: Боимся, что нет. Мы разрабатываем новую ботаническую серию, но всякое бывает.

ВБ: Скажите, в последнее время обсуждается ваше сотрудничество с Суазик Ванэ-Гатино (Soizic Vanney-Gatineau). Состоится ли оно?

ПВ: На данный момент, вряд ли. Дело в том, что Суазик рисует от руки все свои схемы. Пока мы ограничились рассказом о ней и её творчестве.

ВБ: Спасибо огромное. И последний вопрос: почему Парижские вышивальщицы?

ПВ: Мы обе из Парижа,  мы обожаем Париж и вышивку, отсюда и название.

 

В конце интервью —  небольшое видео на французском о работе и магазине Парижские вышивальщицы.

Огромное спасибо Елене Копыловой за помощь в организации и проведении интервью.

Фотографии взяты с сайта Парижских вышивальщиц, из блога Парижских вышивальщиц, из блога, с сайта 11 префектуры и с сайта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *