Евгения Радюкина: моя задача — держать высочайший уровень журнала

В гостях у «Ворчания бобра», в рубрике «Интервью», сегодня шеф-редактор журнала «Вышиваю Крестиком» Евгения Радюкина (в прошлом Евгения Котова). Женю я знаю давно. Мы начали общаться как вышивальщицы, потом как вышивальщица и дизайнер, позже как блогер и сотрудник журнала. Я могу сказать, что за эти годы, Женя стала моим другом, поэтому так сложно было писать интервью, дистанцироваться от дружбы и задавать некоторые вопрос. Ведь многое и так понятно, многое лежит не поверхности и не требует озвучивания. Я рада, что сегодня есть три причины опубликовать это интервью: день рождения Евгении, выход нового номера журнала и интерес, который вышивальщицы стали проявлять к людям, которые работают в вышивальной сфере. Я надеюсь, что этим интервью, смогла показать Женю с разных сторон. И теперь, когда вы возьмете журнал в руки, то будете знать, кто за каждым новым выпуском.

 

13059808_1033248046742174_530672314_nВорчание Бобра: Евгения, ты на посту главного редактора вот уже почти полтора года. Как ты сама оцениваешь свою работу за это время?

Евгения Радюкина : Для начала, ПРИВЕТ! Спасибо за возможность рассказать и поделиться с читателями твоего, Яна, сайта, своим сокровенным, а также мыслями, фактами, историями… ну и веруя в силу «шеринга и репоста» поделиться этим всем не только с тобой, но и с вышивальщицами всего рунета.

Первый вопрос, и сразу в десятку! Формально, если уж быть совсем честным, на посту главного редактора я отбыла всего чуть больше полугода. Я приняла эту должность от Ины Селивановой, удерживающей главредство более 5 лет, в декабре 2014 года. В июне 2015, как все мы помним, случились события, и издательский дом Геймленд  принял решение о закрытии журнала вовсе. За тот период я успела выпустить всего лишь 7 номеров. И с тех пор я к должности именно главного редактора не возвращалась. Новые два спецвыпуска, вышедшие осенью под эгидой Бурды, выпущены мной лишь в должности шеф-редактора. И в этом году все шесть запланированных номеров буду делать с той же должностью.  Лучшая оценка моей работы, как бы ни странно это звучало: желание издателей выпускать и продавать журнал. Раз есть спрос на то, что я предлагаю своей аудитории, значит я могу себе поставить твердую 4. Пятерку не ставлю, чтобы было к чему стремиться!

 

ВБ:  В чем отличия должности главного редактора от шеф-редактора?

ЕР: Для меня самое главное и принципиальное отличие: в должности шеф-редактора я отрабатываю лишь одну задачу: качественный, интересный контент. Никакая бюрократия, никакие сторонние договоры, графики, согласования с типографиями, юристами и прочая, и прочая… меня не касаются. Фактически, мне подарили возможность делать то, что люблю и умею, отучившись на филфаке: делать контент.

 

ВБ:   Какое образование, к слову, надо получить, чтобы работать редактором вышивального журнала?

ЕР:  Высшее. Закончила МПГУ (тот, что часто называют «Бывший имени Ленина»), филологический факультет, отделение журналистики. В дипломе витиевато написано «Специализация Журналист периодических изданий с дополнительной специальностью «Переводчик»».

 

ВБ:  Сколько лет ты уже в журнале? С чего начался твой путь в мире вышивальных изданий? И какие были этапы?

ЕР: В штате журнала я 5 лет, с 2011 года. Но это — если официально. Неофициально еще до этого я год работала просто автором и «чернорабочим»: во-первых, вела колонку с Авантюрой; во-вторых, подготавливала некоторые схемы для полиграфии. Собственно говоря, меня, наверное, поэтому и в штат журнала взяли: и тексты могу писать, и с графикой работать, и проекты придумывать. Всячески удобный человек. Да еще и из вышивающих, то есть человек «в теме». Надо сказать, что Дима Агарунов, владелец издательского дома Геймленд всегда говорил: журнал должен делать человек УВЛЕКАЮЩИЙСЯ тем, о чем пишет. Иначе работа будет, мягко говоря, унылой, неинтересной, и соответственно нерентабельной и ненужной. Вот в ситуации со мной все пути сошлись: и увлечение, и работа, и специализация – всё подходило для работы в этом журнале. Этапы? У меня их и не было: меня взяли в штат сразу на должность заместителя главного редактора, и я на этой должности с великим удовольствием и работала, до событий, конечно, о которых чуть выше рассказала.

 

ВБ:  Ты – третий главный редактор журнала. После Ольги Замской и Ины Селивановой. Что ты изменила, как главный редактор, в журнале?

ЕР: Будем соблюдать формулировки. Я сейчас – шеф-редактор. А была я не третьей, а пятой. Признаюсь честно, не помню ни имени, ни фамилии, кто выпустил первые 4 номера, но затем в должность вступила Ольга Васильева. Затем Ольга Замская, Ина Селиванова, а затем и я побыла немного. Сейчас журнал выпускается главным редактором Марианной Макаровой.

Когда я оказалась у руля журнала, у меня не было возможности что-то кардинально менять: журнал лицензионный, соответственно контент по большей части идет по лицензии. Ведь есть бренд, есть условия. Да, у меня появилась возможность добавить схемы российских дизайнеров, но их процент тоже был лимитирован. Также мне помогли на тот период издания семи номеров заключить договор с невероятными японскими коллегами издательства Nihon. Одно из чудеснейших событий: обожаю японские схемы для вышивки.

По сути, моей задачей было держать тот высочайший уровень, что был все те годы, пока я была замом. Хочется верить, что справлялась. Ты как считаешь? Справлялась?

 

ВБ: Я считаю, что да. Журнал стал меняться, но при этом — держал марку. Не давит ли на тебя сравнение с прошлыми редакторами?

ЕР: Потрясающий навык я получила во время обучения в ВУЗе. Абстрагироваться. Если я начну переживать обо всех и всём, я сойду с ума. Работа, это работа. Ее просто нужно качественно делать. У меня нет времени на переживания – у меня издательский график, надо трудиться.

 

ВБ: Что было самым сложным за этот период?

ЕР: Сделать выбор. Раньше, когда мы сдавали номер в типографию, план будущего номера делала не я – это прерогатива главного редактора. Когда на меня свалилась эта должность, сначала я даже растерялась. Хотелось всё и сразу. А выбрать надо 10. Помню, паззл сложился далеко не за один день.

 

ВБ: А чем ты гордишься, как главный редактор?

ЕР: Каждой новой обложкой. Есть обложка, значит есть номер, значит я все правильно делаю. Значит журнал покупают, и он интересен аудитории. Всё просто.

 

ВБ: К чему ты, как главный редактор, стремишься в развитии журнала?

ЕР: Сложно строить долгосрочные планы, кризис шатает ой-как-сильно. В начале 2016 года в издательском доме «Бурда» закрыли несколько рукодельных журналов. «Молли Мейкс», «Крафти». Я просто держала кулачки, чтобы эта участь не коснулась во второй раз моего журнала. Как видим, все сложилось наилучшим образом. 27 апреля – дата выхода первого из шести спецов в этом году.

 

ВБ: Ориентируешься ли ты на другие русские, французские или американские журналы?

ЕР: Я тебе больше скажу, я ориентируюсь не только на вышеназванное трио. Я смотрю и на Италию с Испанией, и на Венгрию, и на Греческие и Португальские журналы (хотя они и редки), я мониторю рынок Etsy, смотрю азиатский контент, и, конечно же, не вылезаю из наших соцсетей: что шьют, чем интересуются, чего не хватает и т.д. Только так можно прочувствовать аудиторию и потребности.

 

ВБ: Один из самых актуальных вопросов: почему журнал «Вышиваю Крестиком» перешел под эгиду издательского дома «Burda»?

ЕР: Формально он никуда не переходил. Журнал в Геймленде закрыли, как говорится, со всеми потрохами и насовсем. Я, как и весь штат, остались безработными. Вот прямо без шуток. Цели возобновить выпуски на тот момент не стояло. Однако, в Бурде проявили интерес к бренду (чтобы было понятнее, это просто к названию, по сути). Сделали тестовые номера, они оказались успешными, и вот приняли решение, что «Вышиваю крестиком» с этого года станет постоянным спецвыпуском. Меня в Бурду пригласили даже несколько внезапно для меня самой. Приятно. Оценили, наверное, знания, умения, подход и высокую трудоспособность. Хотя, я думаю, это было по принципу «зачем искать, если вот есть Радюкина». А я как раз безработная….

 

ВБ: А что же будет с подпиской? Вначале Burda предложили вернуть деньги за подписку, а после открыли подписной лист по-новой.

ЕР: Давай разбираться. Честно, вопрос набивший оскомину, понимаю. Я никогда-никогда совсем-совсем вообще-вообще не отвечала за подписку журнала. Я не имею ни малейшего понятия о ее структуре, методах работы, обработки заявок, информации, рассылок и т.п. Не просто так на это выделают ОТДЕЛЫ! Я понимаю, конечному покупателю плевать (вот не буду врать, с точки зрения потребителя, я точно также думала бы), кто и когда этим занимается, потребитель хочет журналы. И мы всегда давали ответственные контакты. Когда закрылся журнал в Геймленде, был неоднократный клич в социальных сетях. Выделили специального человека, вот на единственную задачу по разрешению вопросов с подписчиками. Я видела, как отрабатывались все поступившие заявки. Более 800 запросов было полностью удовлетворено за 3 месяца после закрытия журнала. Я вот, положа руку на сердце, не знаю, как и почему остались неудовлетворенные заявки. Правда, не знаю, потому что, я не следила за этим процессом. Я в тот момент уже была безработная. А шишки повалились на меня. Даже вот судебное заявление случилось. Но пришлось абстрагироваться.

Вообще, если есть такая возможность, я хочу через это интервью попросить прощения у всех, кто оказался у разбитого корыта. Я клянусь, помогла бы каждой из вас, будь такая у меня возможность. Но в тот момент я сама сидела у того самого корыта и думала, как и что будет дальше. Остаться в кризис без работы – невесело совсем.  Поэтому если вам кажется, что это все по моей вине, я не смогу вас переубедить. НО! Я Просто прошу у вас прощения. Совершенно искренне.

Теперь про ситуацию с журналом и подпиской в Бурде. В начале года мы действительно планировали выпуск десяти номеров. Бурда – огромный издательский дом и там системы, по большей части, работают автоматически. И раз уж запланировали 10 номеров, система видит, что можно открыть подписку. Это происходит без человеческого фактора. Есть единая база, есть опция. Когда был пересмотр графика, и сократили количество выпусков до 6, система решила, что «Вышиваю крестиком» «десятиномерной», так скажем, закрыт. И сделал авторассылку с предложением о возврате денег, скрины которой в мгновение разлетелись по сети. Как бы ни смешно это звучало, я, будучи новым человеком в этом издательском доме, о системе ничего не знала, и мне пришлось срочно это выяснять, уже постфактум. Бурда работает с феерической точностью и педантичностью. Так что если кто-то успел оформить 10 журналов, не волнуйтесь. В 2016 году получите 6 штук, в 2017-ом еще 4. Система проста.

 

13090265_1033482773385368_114661914_nВБ: Расскажи, пожалуйста, немного о команде журнала. Я думаю, что многим читателям будет интересно: сколько и каких людей делают журнал.

ЕР: В издательском доме Бурда огромный штат. У меня, например, 4 начальника, без которых я не могу выпустить журнал. Утверждают контент, обложку, статьи и т.п. Штат самих дизайнеров тоже широк. И в любой момент я имею право его расширять.

 

ВБ: Как вы определяете тему каждого выпуска?

ЕР: С первыми двумя спецвыпусками было просто: попадали выходы на осень и зиму. Отсюда и плясали. В этом году весной выйдет всего один номер, в апреле, накануне майских праздников. Так что пришлось охватить много тем: ранняя весна, 9 мая, захватили «мужскую тему», хотя и февраль прошел. Название соответствующее: «Весенний калейдоскоп». Как будет дальше – не знаю, еще не придумала.

 

ВБ: А как идет работа над новым номером и выбор схем?

ЕР: Это хаотичный творческий процесс: раскладываю превью схем, пишу план. Иногда я за 3-4 месяца знаю, какие статьи и схемы хочу. Иногда, за 3 дня до сдачи в типографию меняю материал.

 

ВБ: Схемы каких фирм или дизайнеров ты бы лично хотела увидеть в журнале?

ЕР: Моя мечта уже много лет Аджисай. Сейчас по работе с блековорком нет более качественной альтернативы. Но первый этап переговоров был год назад, и он был не очень успешным. Сейчас заходим на второй круг. Еще люблю схемы Майкла Пауэлла, и вот с ним как раз переговоры УСПЕШНЫЕ! Так что кое-что интересное планирую осенью. Всех карт раскрыть не могу!

 

ВБ: Какие у тебя лично любимые и нелюбимые дизайнеры и вышивальные фирмы?

ЕР: Вообще у меня нет такого понятия в голове «любимый и нелюбимый». В силу профессиональной деформации рассматриваю любую схему, любой набор или книгу как «рентабельный или нет».

 

ВБ: Помимо того, что ты главный редактор, ты еще и дизайнер схем. Ставишь ли ты свои схемы в журнал «Вышиваю Крестиком»?

ЕР: Очень редко. Стараюсь не смешивать два направления деятельности. Вот в рамках Бурды не было такого еще точно. Но иногда у меня вот прям бывает, что «сидит» идея, и хочу-не-могу сделать сама. Такая одна схема будет летом. Сейчас она шьётся.

 

ВБ: Как ты поступаешь с теми схемами, которые тебе, как главному редактору, не нравятся, а читателям точно понравятся?

ЕР: Как шеф-редактору (*улыбается*), а то скажут, что я сама себя возвысила. Что касается схем, всегда делаю выбор в пользу читателей. Именно для них я делаю журнал, поэтому личные интересы далеко-далеко на дальний план отодвинуты. Будь всё по-моему, то мы печатали бы…. ничего. Я привереда.

 

ВБ: А есть ли фирмы и дизайнеры, схемы которых никогда не будут в журнале?

ЕР: Да есть, конечно. Сейчас дизайнеров уже не десятки, а сотни. Как и фирм. С некоторыми я сама не хочу работать, с некоторыми в финансовом плане не сойтись. Некоторые заняты на других проектах. Некоторые имеют недостаточный уровень или неинтересные разработки. Тут факторов не счесть.

 

ВБ: Большинство вышивальных журналов состоит из вышивальных схем, хотя многим читателям интересны статьи, отчеты и письма. Какой процент от журнала ты отдаешь под эти темы и почему?

ЕР: Я слежу за тенденциями, и мне кажется, что те, кому интересны статьи – в меньшинстве. Слава богу, «Вышиваю крестиком» не единственный журнал на рынке (да, я реально этому радуюсь, только здоровая конкуренция позволяет делать качественный продукт, расти и улучшаться), но в других журналах «болтологии» значительно больше. Да, я делаю упор на схемы. Я бы сказала это «градообразующее предприятие». Когда мы стали издавать журнал в Бурде, мне пришлось сильно сократить «читательский» контент в пользу схем. Но отказаться от этого полностью я не могу и не хочу, все равно интересные истории нужны: они делают журнал живым, настоящим. Любимая рубрика «Жизнь в стежках»: это рукодельницы рассказывают для рукодельниц. Это самое прекрасное, что может быть!.. В процентах… Сейчас я выдерживаю планку не менее 20%. Но в весеннем даже больше получилось. И меня это радует! История про открытку… ах… Впрочем. Дождитесь номера! Надеюсь, вам понравится также, как и мне!

 

13090509_1034116883321957_1713000075_n

ВБ: Женя, что изменилось в твоей личной жизни с тех пор, как ты стала главным редактором?

ЕР: Я из тех, кто свою личную жизнь не особо афиширует. Но факт, который остался замеченным всеми: смена фамилии. Замуж вышла. Так интереснее жить и работать!

 

ВБ: Большинство людей, которые начинают работать в индустрии рукоделия, жалуются, что со временем прекращают вышивать. А тебя это коснулось?

ЕР: Нет. Не коснулось. Сократилось время, да. Но не исчезло. Сейчас вот шью прикольный физалис. Другое дело, что шить приходится чаще не для себя. А на заказ. Или для журнала.

 

ВБ: Что ты имеешь в виду, когда говоришь на заказ?

13059767_1033248013408844_1234948956_nЕР: Ну вот например я шила подушку по заказу режиссера Ярослава Чеважевского. По роду деятельности ему интересен стиль работы братьев Коэнов. И тут выходит постер к сериалу «Fargo» в вышитом стиле. Схему пришлось доработать под вышивку на страмине, но я получила прям удовольствие от процесса. Ярослава я знаю (не лично, а именно в профессиональном плане) около 20 лет, а его кино «На море» — хит в моей семье, разобранный на цитаты. (Кстати, если кто-то не смотрел, рекомендую. Семейный добрый фильм, хоть и напичканный джинсой). Поэтому такой заказ – сплошь отличные воспоминания.

 

ВБ: Я думаю, что читателям будет интересно узнать, что же за человек Евгения – редактор журнала. Как ты сама можешь охарактеризовать себя?

ЕР: Вот самой себе бы ответить на этот вопрос…. Да сложный я, наверное, человек. С тараканами, с непостоянным настроением, но поболтать люблю (заметили, да? )))), но я фанатично люблю то, что делаю. Хочу верить, что я просто нужный человек. Вот так наверное…

 

ВБ: Как тебе удается совмещать семью и работу?

ЕР: Спасибо современным технологиям: удаленный доступ 24 часа в сутки к рабочим серверам и мобильный интернет в любой глуши. Я работаю в свободное от семьи время. И никак не наоборот. Семья – она на всю жизнь, а работа приходит и уходит….

 

13073003_1033248006742178_1744509655_oВБ: Много ли вокруг тебя вышитых картин и вещей дома и в быту?

ЕР: Не очень много и в этом парадокс: обожаю рукоделие, вышивку, вязание. Но делать это культом домашнего обустройства не могу. Мой «минимум» вот на фотографии.

 

ВБ: Что ты любишь? И не любишь?

ЕР: Если начну перечислять, то боюсь, интервью до конца никто не дочитает. Поэтому вот абстрактно. Люблю новое. Не люблю сладкий чай. И морских гадов тоже не люблю.

 

ВБ: Чего ты ждешь в будущем?

ЕР: Я жду каждый день новый день. Жизнь научила меня не делать долгосрочных планов. Конечно, хочу жить долго и счастливо, вырастить внуков эдак с десяток. Но вот прямо сейчас я жду отклик на новый номер – это мое ближайшее будущее. Чуть подальше жду отпуск, еще чуть подальше Новый год. Так и живем!

Евгения Радюкина: моя задача — держать высочайший уровень журнала: 17 комментариев

  • 26.04.2016 в 14:58
    Permalink

    Прочитала на одном дыхании. Прекрасное интервью. Спасибо, Женя и Яна 🙂

    Ответ
    • 03.05.2016 в 10:53
      Permalink

      Спасибо) не зря писали

      Ответ
  • 26.04.2016 в 15:17
    Permalink

    Ян, спасибо за интервью! Было интересно почитать о Жене! Рада, что мы знакомы в реале, и очень хорошо помню, как Женя меня впечатлила и обаяла! 🙂
    С Днем рождения, Женя! Успеха, вдохновения и позитива тебе! 🙂

    Ответ
    • 03.05.2016 в 10:53
      Permalink

      Да, Женя очень интересный человек

      Ответ
  • 26.04.2016 в 15:21
    Permalink

    Спасибо, с удовольствием прочитала

    Ответ
    • 03.05.2016 в 10:54
      Permalink

      Надеюсь дальше будет интереснее

      Ответ
  • 26.04.2016 в 15:32
    Permalink

    Яна, спасибо за интервью с прекрасной девушкой Женей . Рада познакомиться поближе )

    Ответ
    • 03.05.2016 в 10:54
      Permalink

      Мне всегда хочется показать «вышивальную кухню» и сделать вышивальный мир более личностным

      Ответ
  • 26.04.2016 в 15:42
    Permalink

    Яна, спасибо тебе большое. Очень приятно почитать и узнать что-то о людях, делающих любимый журнал.

    Ответ
    • 03.05.2016 в 10:54
      Permalink

      Всегда пожалуйста

      Ответ
  • 26.04.2016 в 20:17
    Permalink

    Девочки, спасибо вам большое!!! Прочитала с большим интересом, да так, что как будто бы рядом с вами сидела и слушала! Спасибо за откровенность, за «расставление по полочкам». Жду завтрашнего дня, с утра пойду чикировать новый номер — хочу поближе рассмотреть и да, хочу дерево от Acufactum:) Надеюсь, что в дальнейшем всё будет только лучше! Желаю успеха! Женя, с днём рождения!!!

    Ответ
    • 03.05.2016 в 10:55
      Permalink

      Дальше будет больше!

      Ответ
  • 27.04.2016 в 15:28
    Permalink

    Прекрасная статья! Женя, так держать! Еще больше полюбила журнал, когда вы стали главредом (а затем шеф-редактором) 🙂

    Ответ
    • 03.05.2016 в 10:55
      Permalink

      Да, всегда интересно смотреть журнал, зная кто его делает

      Ответ
  • 30.04.2016 в 16:28
    Permalink

    Яна спасибо за интервью,было интересно поближе познакомиться с Евгенией.Девчонки,вы молодчинки.

    Ответ
  • 04.05.2016 в 16:53
    Permalink

    Спасибо,становится более понятна «кухня» подготовки номеров.И теперь понятно почему было много неитересных схем ,конечно всем не угодить,но думаю сюжеты для вышивки в большей части вышивающих имеют привязку к стране. Удачи в нелёгком деле!

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *